Экспресс №884


«ВИЛЬГЕЛЬМ РЮНГЕН»

В 1998 году в Германии произошла самая страшная железнодорожная катастрофа за все время существования этого вида транспорта. Около ста человек погибли ясным, погожим днем 1998 года недалеко от города Келле.

Точно по расписанию в 11.00 скоростной экспресс ICE №884 с гордым именем «Вильгельм Конрад Рюнген» отошел от платформы в Ганновере, чтобы быстро и без проблем доставить пассажиров в Гамбург. По случаю предстоящих выходных все билеты на поезд были раскуплены. Немцы любили ездить этим экспрессом: по скорости и комфорту «Рюнген» ничуть не уступал самолетам, а цена билета выгодно отличалась от цен на кресло в авиалайнере. Пассажиры этого рейса состояли в основном из семейных пар с детьми, спешащими проведать своих родителей или просто отдохнуть. Вагоны поезда были наполнены смехом и шутками, проводники не успевали делать замечания детям, пытающимся открывать окна и носящимся по вагонам и переходным площадкам.

Со скоростью 200 км/час ничего не подозревающие пассажиры приближались к своей смерти. Поезд подходил к отметке «55-й километр»…


СТРЕЛКА

Внезапно мерный перестук колес сменился частыми шлепками и ударами, от которых начал нервно вздрагивать весь вагон. Затем состав стал сильно раскачиваться, раздался зловещий скрежет и противный визг. Тряска от вагонов передалась пассажирам…

Быстро приближался автомобильный мост, нависший над железнодорожной колеей. По иронии судьбы, как раз перед мостом на расстоянии примерно метров 300 находилась железнодорожная стрелка, ускорившая и во много раз усилившая неминуемую катастрофу. Именно на стрелке, разделявшей две колеи на четыре, разболтанная от постоянных рывков сцепка вагонов не выдержала и разъединилась.

Начался кромешный ад.

Успевший миновать мост моторный вагон, словно освободившись от непосильного груза, прыгнул вперед, но удержался на рельсах и с удвоенной скоростью рванул по прежнему пути.

Следующие за ним три вагона, от рывка перешедшие на соседний путь, также успели проскочить под мостом, но не удержались на рельсах, а помчались по земле, вздымая вихри пыли. Можно сказать, что люди, находившиеся в этих вагонах, находились под охраной самого Господа Бога, так им повезло в этой ситуации. Земля мягко приняла вагоны и не дала им перевернуться. Словно бешеный бульдозер, они «пропахали» по инерции еще сотню метров и остановились, уткнувшись в земляной вал. Как говорится, пострадавшие отделались легким испугом. По крайней мере, остались живы.

Четвертый вагон, оторвавшийся от общей сцепки, не удержался на колее. Передняя колесная пара сошла с рельс, вагон наискось пролетел через дорожное полотно и рухнул с насыпи под откос. Большинство пассажиров от ударов о стенки вагона потеряли сознание. Бесчувственные тела летали по вагону, ломая руки, ноги, ребра... Закаленное оконное стекло не рассыпалось от удара, а лопнуло на длинные и острые как бритва осколки. Ими было насмерть зарезано несколько человек.


ОЧЕВИДЕЦ

Свидетельствует уцелевший в катастрофе Рольф Хайнеманн: «Я очнулся от невыносимой боли в спине. Сверху на мне лежало несколько человек, а может быть и трупов, мне было не понять. Отовсюду раздавались стоны и крики о помощи, в голове у меня гудело, а по лицу текло что-то противное. Я попытался позвать на помощь, но мне в рот попала одна из струек, и я понял, что это человеческая кровь. Я был весь в крови и от отвращения закрыл рот и глаза, но она все равно продолжала течь по мне. От попытки пошевелиться и выбраться из-под горы тел, я снова потерял сознание. Может, даже и к счастью, иначе я бы сошел с ума. Очнулся я только в больнице. Я был безмерно рад узнать, что моя жена тоже уцелела в этой мясорубке».


МОСТ

Оставшаяся «гусеница» из 6 вагонов была не так разболтана, поэтому она не распалась на отдельные звенья, а продолжала нестись с бешеной скоростью навстречу гибели. Пятый вагон сошел с рельс, развернулся боком и плашмя ударился об опоры моста. Толстые бетонные опоры не выдержали сильнейшего натиска и сломались, как спички. С ужасным грохотом шоссейное полотно рухнуло на остатки поезда, круша и расплющивая вагоны. Но сила инерции была так велика, что наполовину сплющенный пятый вагон вырвался из бетонного плена. Оставляя за собой искореженное полотно, теряя на ходу колеса и куски обшивки, покрытые кровью, он пролетел еще пятьдесят метров и остановился. Тотчас, сквозь скрежет и грохот железа, прорвался дикий вой раненых и умирающих.

А у остатков моста в это время творилось что-то невообразимое. Последние вагоны, наткнувшись на непреодолимое препятствие, сложились в «гармошку». Сцепки полопались, словно полоски бумаги, вагоны взгромоздились друг на друга и рассыпались со страшным грохотом. Вагоны, оказавшиеся в нижней части этой «пирамиды смерти», были полностью смяты. Во все стороны разлетелись искореженные куски металла и пластмассы, один вагон раскрылся наподобие пенала, выбросив на землю жуткий набор: секции кресел, накрытых вместо накрахмаленных салфеток телами, растерзанные чемоданы и сумки.


ПОСЛЕДСТВИЯ

Разом все стихло, только из облака пыли неслись стоны и крики. Они звучали все громче и громче, постепенно набирая силу, пока не переросли в истошный вой. Очнувшись от шока, уцелевшие люди стали расползаться с места катастрофы. Лишь немногие, собрав в себе остатки воли и мужества, пытались оказать помощь пострадавшим.

Действительно, требовалось огромное мужество, чтобы пытаться вытаскивать из завалов окровавленные тела под бесконечные призывы о помощи, несущиеся со всех сторон. Через полчаса они стали слабеть, изредка прерываясь предсмертными всхлипываниями. Задавленные обломками поезда пассажиры продолжали умирать под боком у таких же беспомощных и растерянных людей. Без специального оборудования, лебедок и кранов, разобрать образовавшийся завал было невозможно. А помощи все не было.

Машинист моторного вагона в это время только сообщал о случившейся аварии, он даже не успел оценить ее масштабы. Все произошло буквально в считанные секунды: скорость движения экспресса превышала 200 км\час.

Лишь в одном судьба проявила благосклонность: не было пожара, обычно сопровождающего подобные крушения. Здесь надо отдать должное конструкторам поезда, которые использовали при его создании негорючие материалы. Это спасло много человеческих жизней.

Грохот падения моста и сталкивающихся вагонов, слышимый на расстоянии многих километров, привлек внимание местных жителей. Взволнованные необъяснимым шумом, они сразу стали звонить в полицию. Первыми прибывшие на место крушения полицейские немедленно принялись оказывать посильную помощь. Сообщение о случившемся поступило в полицейское управление города Келле, где был организован временный штаб спасательной операции.

Командование первого спасательного отряда , оценив масштабы катастрофы и объем предстоящих работ, срочно запросило подкрепление. В состояние боевой готовности были приведены курсанты двух военных училищ, расположенных неподалеку, началась их переброска к месту трагедии.

Из соседних городов в Келле срочно доставлялись бригады врачей и санитаров. Центральная городская больница была подготовлена к приему раненых: стационарных больных перевели в частные клиники и пансионаты.

Первым из врачей на место катастрофы прибыл Эвальд Хюльс, хирург-травматолог городской больницы города, одновременно являющийся главным нотариусом города: «Картина была ужасной. Мы не могли успеть ко всем сразу, и было мучительно больно сознавать, что рядом с тобой умирают беспомощные люди».

Кроме врачей и спасателей, было вызвано 13 нотариусов. Так много понадобилось, чтобы прямо на месте оформлять свидетельства о смерти. Даже в такой ужасной обстановке немцы остаются немцами…


СПАСАТЕЛИ

К месту трагедии уже прибыли представители местной прессы и телевидения, вот-вот должны были появиться представители центральных информационных агентств. Журналисты бесцеремонно приставали к уцелевшим, лезли с кинокамерами в обломки вагонов, забыв про этику и мешая спасателям.

Спасательные работы велись на протяжении 60 часов, не останавливаясь ни на секунду. В них приняли участие 1200 человек: спасатели, пожарные, военные и курсанты. Министерство здравоохранения направило 60 врачей и 150 санитаров. Они извлекли из-под обломков поезда 80 трупов, а еще 18 человек умерли в больнице. Число раненых превысило 300 человек. Такого количества погибших Германия не знала со времен Второй мировой войны.

О масштабах катастрофы было сообщено канцлеру Германии Гельмуту Колю, и он лично прибыл к месту крушения поезда. Вместе с канцлером приехал директор германских железных дорог Йоханнес Людвиг. Ему было приказано произвести тщательное расследование причин катастрофы и строго наказать виновных.


РАССЛЕДОВАНИЕ

Главный эксперт по безопасности на железных дорогах Маркус Хект заявил, что чрезмерная экономия средств, начавшаяся после приватизации германских железных дорог, является основной причиной трагедии.

Авария произошла из-за разрушения обода колеса одного из вагонов. Лопнувшая из-за слишком высокой скорости стальная лента обода начала бить по бетонным шпалам и нижней части вагона, создавая мощную вибрацию узла сцепки. Узел уже был ослаблен до этого вследствие дефекта конструкции, поэтому от толчка на стрелке произошло разъединение вагонов и крушение поезда.

При проектировании нового скоростного экспресса применялась старая система сцепки вагонов. Если бы были проведены дополнительные исследования и расчеты, они бы показали, что такая схема не может быть применена на новой сверхскоростной конструкции. Но это требовало дополнительных затрат, а новые владельцы германских железных дорог решили не тратиться…

Сверхскоростные экспрессы того же типа, что и «Вильгельм Конрад Рюнген», имеются во многих странах мира. Самый известный - японский «SHINKANSEN» ( знаменитый «Хоккайдо Экспресс»), а из европейских - французский TGV. Последним был создан немецкий ICE.

Г.Петров

«Секретные материалы 20 века» №7. 1999