Банкиру Пугачеву плевать на суд с Эйфелевой башни

Тверской суд столицы приступил к рассмотрению уголовного дела в отношении бывшего сенатора от Тувы и одного из крупнейших российских банкиров Сергея Пугачёва. Экс-бенефициара разорившегося Межпромбанка (МПБ) обвиняют в хищении из кредитного учреждения 28,7 млрд руб., а также злоупотреблении полномочиями, нанесшем финансовой структуре ущерб ещё на 64,5 млрд руб. Процесс в отношении Сергея Пугачёва будет проходить в заочном режиме, поскольку тот ещё в 2011 году, сразу же после возбуждения против него первого уголовного дела — о преднамеренном банкротстве МПБ — уехал во Францию, в которой получил гражданство ещё в 2009 году.

Рассмотрение многотомного уголовного дела в отношении 60-летнего Сергея Пугачёва, которому инкриминируются присвоение вверенных ему средств с использованием своего служебного положения организованной группой в особо крупном размере (ч. 4 ст. 160 УК РФ) и организация злоупотребления полномочиями, повлекшего тяжкие последствия (ч. 3 ст. 33 и ч. 2 ст. 201 УК РФ), началось с рассмотрения вопроса о продлении ареста, наложенного ещё в 2017 году на девять принадлежащих беглому финансисту объектов недвижимости. Все их суд оставил под обременением.

После этого защита Сергея Пугачёва ходатайствовала о предоставлении ей дополнительного времени для ознакомления с материалами дела, а также попросила суд дать возможность адвокату по соглашению проконсультироваться со своим клиентом. Судья Алексей Криворучко отказывать в этом не стал и назначил очередное заседание на 21 декабря.

Из фабулы обвинительного заключения следует, что МПБ был создан обвиняемым в 1992 году. В 2001 году Сергей Пугачёв был утвержден сенатором от правительства Тувы и тогда же формально вышел из бизнеса. Впрочем, как установило следствие, все последующие годы, вплоть до отзыва у МПБ лицензии 5 октября 2010 года, это кредитное учреждение находилось под его контролем, а все незаконные операции по выводу средств осуществлялись исключительно по указанию бенефициара Пугачёва.

Как уже рассказывал “Ъ”, первое уголовное дело о махинациях в МПБ было возбуждено Следственным комитетом России (СКР) по заявлениям Центробанка и Агентства по страхованию вкладов в январе 2011 года. Речь в нём шла о неправомерных действиях при банкротстве и преднамеренном банкротстве (ст. 195 и 196 УК РФ). А буквально за несколько дней до этого глава Тувы Шолбан Кара-оол отправил сенатора Пугачёва в отставку, поскольку тот «не оказывает республике никакой поддержки». Не дожидаясь вызова на допрос, банкир сразу же уехал по дипломатическому паспорту во Францию, где им в 2007 году был куплен замок в Ницце площадью 2,6 тыс. кв. м. Обвинение уже по другому делу — об особо крупной растрате ему предъявили заочно в конце 2013 года, а в мае 2014 года господин Пугачёв также заочно был арестован Басманным судом.

Как установило следствие, аферы в своём кредитном учреждении бенефициар проворачивал руками подчинённых — Дмитрия Амунца, работавшего в связанной с МПБ и подконтрольной Сергею Пугачёву Объединенной промышленной корпорации, и председателя исполнительной дирекции МПБ Александра Диденко. СКР, а затем и суды установили, что преступная группа во главе с Сергеем Пугачёвым в 2008–2009 годах похитила средства, принадлежавшие МПБ. Тогда ЦБ выделил этому банку беззалоговый кредит в размере почти 40 млрд руб. По версии следствия, 28,7 млрд руб. из этой суммы были украдены — их вывели на счета кипрской компании, подконтрольной Сергею Пугачёву.

Деньги выводились за якобы оказанные МПБ услуги, однако подтверждающих это договоров следствие так и не обнаружило.

Отметим, что обвиняемый Диденко свою вину в инкриминированном деянии полностью признал, заключил досудебное соглашение о сотрудничестве с Генпрокуратурой и в итоге был осужден Тверским судом Москвы на три года условно. А настаивавший на своей невиновности Дмитрий Амунц получил семь лет колонии.

Ещё один фигурант этого дела, сменивший Александра Диденко в должности председателя исполнительной дирекции МПБ Алексей Злобин, так же, как и предполагаемый организатор преступления Сергей Пугачёв, успел скрыться за границей и находится в розыске.

Уголовное дело о злоупотреблении полномочиями СКР возбудил в ноябре 2015 года. Его фигурантом помимо Сергея Пугачёва, дело которого было выделено в отдельное производство в связи с нахождением в международном розыске, стала ещё один бывший руководитель исполнительной дирекции МПБ Марина Илларионова. Эту должность она занимала всего два месяца — с 3 августа по 5 октября 2010 года, то есть вплоть до отзыва у банка лицензии. Следствие, с которым согласился все тот же Тверской суд Москвы, пришло к выводу, что госпожа Илларионова, исполняя указания фактического владельца банка Пугачёва, расторгла договоры залога по кредитам почти на 68 млрд руб., после чего финансовое учреждение и обанкротилось.

В частности, из материалов дела следовало, что госпожа Илларионова подписала 32 соглашения о расторжении договоров залога акций ЗАО «Енисейская промышленная компания» с ЗАО «Фармавит», а также 180 соглашений о расторжении договоров залога акций OPK Mining Limited с компанией Solaris Property Invest Corp. В результате 36 заемщиков так и остались должны МПБ несколько десятков миллиардов рублей. Между тем залоговая и рыночная стоимость акций ЕПК и OPK Mining Limited почти в два раза превышала ссудную задолженность заемщиков, и, как утверждал в своём заявлении в правоохранительные органы конкурсный управляющий, её вполне хватило бы для удовлетворения 85,69% требований кредиторов МПБ.

Марина Илларионова, получившая четыре года колонии, а также её предшественники Диденко и Амунц на допросах утверждали, что «исходившие от Пугачёва указания рассматривались как обязательные, несмотря на то что он не занимал никакой официальной должностной позиции в банке».