Долгожданная встреча — на фоне боевых действий

Саммит в Самарканде — это первая полномасштабная очная встреча глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) с 2019-го года. Из-за пандемии COVID-19 некоторые руководители стран-участниц организации предпочитали вообще не покидать пределы своих стран или даже резиденций. В 2020 году саммит проводился в режиме онлайн, а в 2021-м в гибридном: одни государственные лидеры собирались в Душанбе, другие общались с ними по видеосвязи.

Об этом сообщает Компромат ГРУПП

Дополнительный фактор, даже факторы, которые Самаркандский саммит делали чрезвычайно важным, — это начавшаяся 24 февраля нынешнего года военная операция России (член ШОС) на территории Украины, связанные с этим санкции европейских государств и США против России, обострившаяся накануне саммита ситуация на границе Киргизии с Таджикистаном (члены ШОС) и боевые действия между Арменией и Азербайджаном (страны-партнёры ШОС).

ШОС — международная организация, основанная в 2001 году. Её членами являются Индия, Казахстан, Киргизия, Китай, Пакистан, Россия, Таджикистан и Узбекистан. Страны-наблюдатели — Афганистан, Белоруссия, Иран и Монголия, страны-партнёры — Азербайджан, Армения, Камбоджа, Непал, Турция и Шри-Ланка.

Боевые действия на армяно-азербайджанской границе также внесли свои корректировки в саммит буквально за несколько часов до начала мероприятия.

Пашинян не приехал

Вечером 14 сентября стало известно, что на саммит в Самарканд не прилетит премьер-министр Армении Никол Пашинян. Причина — боевые действия на границе Армении и Азербайджана. В ночь с 12 на 13 сентября, по версии армянской стороны, подразделения вооруженных сил Азербайджана открыли интенсивный огонь в направлении населённых пунктов Горис, Сотк и Джермук на территории Армении. Азербайджанские военные использовали артиллерию, крупнокалиберное и лёгкое стрелковое оружие. По версии азербайджанской стороны, начало боевых действий спровоцировали армянские военные. В результате за два дня интенсивных перестрелок погибли, как минимум, 105 армянских военных. Азербайджан заявил, что потерял убитыми 71 военнослужащего.

Кроме того, на фоне боевых действий в армянской столице, Ереване, 14 сентября прошла стихийная акция протеста. Участники демонстрации заявляли, что глава правительства собирается пойти на уступки Азербайджану, поэтому требовали его отставки. Протестующие пытались сломать ворота, чтобы попасть внутрь парламента, но их остановили организаторы митинга.

Прибытие Ильхама Алиева в Самарканд. Пресс-служба президента Узбекистана

В итоге вечером 14 сентября появилось сообщение о том, что Пашинян в Самарканд не полетит. В то же время президент Азербайджана Ильхам Алиев от посещения саммита в Узбекистане не отказался и прилетел утром 15 сентября.

Флаги Армении, висевшие на центральных улицах Самарканда вместе с флагами других стран, чье руководство заявило об участии в саммите, оперативно исчезли в ночь с 14 на 15 сентября. Местами их заменили на флаги Монголии.

В ожидании Путина

Пожалуй, самой ожидаемой встречей в рамках саммита была двусторонняя встреча президента России Владимира Путина с китайским лидером Си Цзиньпином. Путин лично анонсировал свою встречу с Си 7 сентября. Российский президент не встречался с китайским коллегой с 4 февраля нынешнего года — тогда Путин посетил Пекин. 20 дней спустя началась спецоперация российской армии на территории Украины, Россия из-за этого оказалась под мощным прессом санкций европейских стран и США. Понятно, что отношения с Китаем для России в таких условиях приобретают особое значение.

Журналистов, однако, на эту встречу не допустили (на неё смогли попасть только личные фотографы и телеоператоры глав России и Китая). Узбекистанские и иностранные журналисты, которых разместили в пресс-центре на территории международного туристического центра «Великий Шелковый путь» (в конгресс-центре этого комплекса, который в народе называют «Самарканд-сити», проводились встречи и мероприятия с участием глав государств), надеялись, что будет прямая трансляция самой ожидаемой встречи. Но уже после прибытия Путина в Самарканд утром 15 сентября стало известно, что транслировать эту встречу для журналистов не будут. Стоит отметить, что решения о том, какие двусторонние встречи транслировать для журналистов, принимала не узбекистанская сторона — решали делегации участников встреч.

Нужно ещё добавить, что прибытие Путина было окружено гораздо большими мерами безопасности, чем прилёты лидеров других государств. Российский президент единственный из прибывших глав государств спускался из своего самолёта по крытому трапу (остальные шли по открытому). Для него единственного лимузин подогнали прямо к трапу. Никакого прохода по ковровой дорожке мимо почётного караула, никакого длительного общения с представителями властей Узбекистана после выхода из самолёта. Путин вышел из самолёта, перекинулся несколькими фразами с председателем правительства Узбекистана Абдуллой Ариповым, быстро сел в лимузин и уехал в сопровождении нескольких десятков автомобилей с охраной и свитой.

По итогам встречи Путина с Си пресс-служба Кремля выпустила сообщение, в котором приводились вступительные слова двух лидеров во время их личной встречи. Чего-то прорывного в них не было. Путин всячески старался подчеркнуть своё дружественное отношение к китайской стороне.

«Хочу отметить, что мы с председателем [Китайской Народной Республики Си Цзиньпином] встречались полгода назад в олимпийском Пекине, и за это время произошло много событий. Мир стремительно меняется, но неизменным остается только одно: дружба между Китаем и Россией, наши добрые в полном смысле этого слова отношения стратегического всеобъемлющего партнёрства, и мы продолжаем укреплять эти отношения», — сказал Путин.

Он отметил, что «внешнеполитический тандем Москвы и Пекина играет ключевую роль в обеспечении глобальной и региональной стабильности».

«Высоко оцениваем сбалансированную позицию китайских друзей в связи с украинским кризисом. Понимаем ваши вопросы и ваши озабоченности на этот счёт. В ходе сегодняшней встречи, конечно, подробно разъясним и нашу позицию по этому вопросу, хотя мы и раньше об этом говорили», — сказал Путин. Что именно российский президент разъяснял Си, осталось за закрытыми дверями.

В своём вступительном слове Си был любезен, но тему Украины и санкций не затрагивал. Удалось ли лидерам двух стран договориться в Самарканде о чем-то важном, их пресс-службы не сообщили. После личной встречи к Путину и Си присоединился президент Монголии Ухнагийн Хурэлсуху. Но общение на троих носило больше формальный характер, причём монгольский президент довольно откровенно скучал. От данной встречи чего-то чрезвычайно важного в региональном или глобальном масштабе не ждали.

Иран и ШОС

Ещё одним ожидаемым событием саммита в Самарканде было подписание меморандума Ирана с ШОС о членстве исламской республики в организации. Меморандум был подписан 15 сентября. Он предполагает необходимость присоединения Тегерана к Хартии ШОС и ряду других основоположных документов организации. Всего Иран должен ратифицировать более 40 документов ШОС. Только после этой процедуры стране будет предоставлен статус полноправного члена.

Например, Индия и Пакистан были приняты в членство через год после подписания меморандумов об обязательствах и после того, как они выполнили все аналогичные требования. Исходя из этой практики, если Иран выполнит свои обязательства до следующего саммита, то он может быть принят в ШОС в 2023 году, то есть в период председательствования Индии. Здесь многое зависит от темпов выполнения иранской стороной данной процедуры.

Иранский президент Ибрахим Раиси (слева) и президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев

В 2005 году Иран стал страной-наблюдательницей ШОС. Процесс вступления исламской республики в полноправное членство в организации начался в 2021 году, на саммите ШОС в Душанбе.

Все вместе

Основной день саммита ШОС — 16 сентября. Главы государств организации собрались утром на заседание в узком составе (без участия прибывших в Самарканд президентов, чьи страны не входят в ШОС) в одном из залов конгресс-центра. Журналистов опять же на заседание не допустили. Причём главы государства прибывали в конгресс-центр с той стороны здания, с которой даже на удалении их не могли заснять операторы и фотографы. Поэтому СМИ пришлось довольствоваться фотографиями и видеозаписями, сделанными фотографами и операторами свит глав государств.

В пресс-центре была организована трансляция заседания ШОС. Однако продолжалась она недолго. После вступительного слова узбекистанского президента Шавката Мирзиёева трансляция прервалась и на экране демонстрировался в разных ракурсах в реальном времени конгресс-центр.

Журналисты, особенно из стран Центральной Азии, очень ждали, что на заседании будет как-то прокомментирована ситуация на таджикско-киргизской границе. Ведь во встрече участвовали президенты Таджикистана и Киргизии Эмомали Рахмон и Садыр Жапаров. 14 сентября на границе двух указанных государств произошла перестрелка — были убиты двое таджикистанских военных, ещё 11 человек с таджикистанской стороны ранены, киргизские власти заявили о ранении двух своих солдат. На этом эскалация ситуации на границе не прекратилась.

Ровно в то время, когда шло заседание ШОС, на границе Киргизии и Таджикистана происходили перестрелки с применением бронетехники и минометов, появились сообщения о первых раненых (перестрелки начались рано утром). Из приграничных сел с киргизской стороны началась эвакуация гражданского населения.

Трансляция заседания в пресс-центре так и не возобновилось, а после его окончания пресс-службы государственных лидеров ничего внятного о нём не сообщили, поэтому осталось неизвестным, обсуждался ли пограничный конфликт между двумя странами-членами ШОС, пытались ли коллеги по организации уговорить Рахмона и Жапарова немедленно прекратить боевые действия между их военнослужащими.

После встречи в узком составе главы стран ШОС провели заседание с главами государств-партнёров и государств-наблюдателей. На этот раз прямая трансляция для журналистов велась. И опять — ни один из лидеров ничего не сказал о тех вооруженных конфликтах, в которые втянуты государства ШОС и государства-партнёры организации.

Было высказано много правильных, но очень общих слов. Гости Самарканда высказывали благодарность Мирзиёеву за радушный приём (надо отдать должное узбекскому президенту — он действительно в лучших традициях Узбекистана организовал пребывание своих гостей, два дня саммита были его звёздным часом глобального масштаба) и надежды, что ШОС будет развиваться, расширяться и укреплять свою безопасность.

Лишь премьер-министр Индии Нарендра Моди затронул чрезвычайно важный для всех участников и партнёров ШОС аспект — военные действия в Украине. «Кризис в Украине вызвал серьёзные нарушения и сбои в цепочках поставок, из-за чего весь мир столкнулся с энергетическим и продовольственным кризисом беспрецедентных масштабах»,

— сказал Моди. Он предложил, чтобы ШОС приложила усилия по развитию надёжных и разнообразных цепочек поставок в регионе, для чего необходимо улучшить транспортные связи между странами, участвующими в организации и сотрудничающими с ней.

В завершение саммита была подписана Самаркандская декларация, участники приняли почти 40 различных документов, стратегий и концепций. «В главном итоговом документе саммита — Самаркандской декларации, — нашли своё отражение общие подходы стран ШОС к решению региональных и мировых проблем, обозначены приоритеты по развитию Организации», — заявил министр иностранных дел Узбекистана Владимир Норов на брифинге по окончании мероприятия.

Саммит в Самарканде мог бы стать этапным — в региональном и глобальном масштабах. Если бы в его ходе были затронуты и открыто обсуждались действительно важные вопросы: военные конфликты, в которые сейчас втянуты страны ШОС и их партнёры. Этого не произошло. Поэтому очень вряд ли прошедшее в Самарканде 15 и 16 сентября мероприятие оставит значимый след в истории.

* Следите за нашими новостями в