Причины и следствия конфликта в СУАР


Ответное выступление ханьцев и в первом и во втором случаях, пожалуй, наиболее серьезное следствие данного конфликта. До последнего времени, несмотря на довольно высокую активность уйгурских террористов, а также довольно напряжённые отношения между уйгурами и представителями других этнических групп, проживающими в пределах СУАР КНР, гражданское население предпочитало не втягиваться в «разборки» между митингующими уйгурами и властями. Сегодня ситуация качественно изменилась.

Остается открытым вопрос, почему в условиях довольно динамичного развития Синьцзяна за последние 20 лет, огромных финансовых вливаний из центрального бюджета, улучшения качества жизни уйгурского этноса и повышенного уровня толерантности по отношению к местной культуре проживающих в регионе ханьцев стало возможно межэтническое столкновение на почве взаимной ненависти и взаимных претензий. Наконец, остается неясным, какое влияние этот конфликт может оказать на ситуацию в Центрально-Азиатском регионе вообще и в Казахстане — в частности.

Попробуем, не вдаваясь в подробности конфликтов, детально описанных в казахстанской прессе, в том числе и нашим изданием, ответить на эти вопросы.

Причины

Предчувствие возможности возникновения нового конфликта было всегда. Причин на то несколько. Первая и главная — прочность этнических мифов и выстроенных на их основе политических заявлений и целей. Один из таких мифов — автохтонность уйгуров в пределах современного Синьцзяна и утверждения о том, что, во всяком случае, с периода средневековья, на территории Западного края утвердилось господство уйгуров и существовало несколько уйгурских государств.

Первый тезис не выдерживает критики. Проводить прямые параллели между современными представителями уйгурского этноса и теми, кто носил это самоназвание в достаточно удалённые исторические периоды, представляется не совсем корректным. Что касается второго тезиса, то с наличием традиций государственности у средневековых уйгуров спорить трудно. Однако, во-первых, все эти государства не смогли устоять перед натиском сначала иноэтнических кочевых племен, затем — империи Чингисхана, и наконец — давлением со стороны империи Цин. Во-вторых, весьма спорной выглядит попытка отождествлять уйгуров Орхона или средневекового Турфана с современным уйгурским этносом. Это совершенно разные народы по своей сути.

Вполне объясним и факт постоянных этнических волнений в Синьцзяне с его окончательным включением в состав Китая. Насильственное внедрение элементов китайской культуры не вело к их культурной ассимиляции. Это подтверждается характером выступлений против новой власти. Все они имели отчетливую антиханьскую или антидунганскую направленность, различаясь лишь по своей внешнеполитической ориентации и платформе, на которой проходило объединение, конечным целям, социальному и национальному составу участников.

Свою лепту в проблемы между ханьцами и неханьскими этническими группами вносит несовершенство законодательства, в том числе противоречия, заложенные Законом КНР «о районно-национальной автономии».

В последние годы в Синьцзяне уровень взаимной ненависти между ханьцами и уйгурами достиг высшей степени напряжения. Причины банальны и связаны они с ситуацией как в Китае в целом, так и в регионах преимущественного проживания неханьских этнических групп.

Что не устраивает местное население? Ограничение рождаемости (хотя здесь идут на определённые послабления — официально в городе разрешено два ребенка, в сельской местности — три, а главная защитница уйгуров Ребия Кадыр является матерью 11 детей). Введение преподавания на китайском языке в начальной школе (мера, связанная с необходимостью повышения социальной составляющей неханьских этнических групп). Ограничения в карьерном росте (главным образом в силу либо профессиональной непригодности, либо слабого знания китайского языка). Вывоз сырьевых ресурсов СУАР в центральные и южные регионы Китая (Синьцзян, как и другие национальные районы Китая, продолжает жить в долг — расходная часть местного бюджета вдвое превышает доходную). Ограничения (во многом вынужденные и строго в рамках закона) религиозной деятельности. Вербовка уйгурской молодёжи для работы во внутреннем Китае. Список можно продолжить...

Ещё одна причина — усиление в последние годы религиозного фактора в Синьцзяне и активное проникновение в регион нетрадиционных для него течений ислама, в частности, ваххабизма. Я её не комментирую, она понятна. Хочу лишь напомнить слова Чокана Валиханова: «Не пускайте в Степь татарских мул».

Нельзя также упускать из виду влияние мирового финансово-экономического кризиса, затронувшего и Китай. Речь, прежде всего, об обострении этнической конкуренции за рабочие места и сокращении финансовых ресурсов. Как показывает исторический опыт, в основе большинства «этнических конфликтов» лежат не этнические и даже не этнополитические и религиозные, а сугубо экономические факторы. Борьба за передел собственности, за право владения и распоряжения территорией и природными ресурсами, обладание политической властью — вот истинная основа их преобладающей части.

Наконец, нельзя не учитывать и внешний фактор, который следует рассматривать в двух аспектах — с точки зрения изменения подходов к явлению этнического сепаратизма и наличия «двойных стандартов» в этом вопросе; и с точки зрения геополитики. Оставляю без комментариев, поскольку это — отдельная тема для разговора.

Следствия

Хотя я и не склонен преувеличивать собственные возможности уйгурского движения за национальное самоопределение, тем не менее, нельзя не признать того факта, что сегодня, судя по многим косвенным признакам, оно находится в центре внимания многих политиков как на Западе, так на Востоке. И причина не только в том, чтобы иметь инструмент для сдерживания Китая, но и в том, чтобы не допустить перехода уйгурского движения под контроль радикальных исламистов. Если сегодня власти Китая обвиняют во всём уже не Исламскую партию Восточного Туркестана, а Всемирный уйгурский конгресс, явно ориентированный на Запад, это говорит о многом.

Более того, с учётом возрастания этнического фактора в современном мире, развития внутриполитической ситуации в КНР и государствах Центральной Азии, проблема уйгурского сепаратизма в Синьцзяне будет только возрастать.

Не менее значимо и то, что уйгурская диаспора, проживающая за пределами Китая, в достаточной степени организована, имеет тесные связи с международными организациями и соотечественниками в СУАР, а также с правительствами и политиками стран, в которых она проживает. И что наиболее важно — она получает от них реальную (хотя и неофициальную) поддержку и, возможно, финансовую помощь. Например, на третьей ассамблее ВУК, прошедшей в мае 2009 года в Вашингтоне, присутствовали четыре сенатора, два конгрессмена США и директора практически всех неправительственных организаций, которые засветились на организации «цветных революций» в республиках бывшего СССР. Интересно знать, какие советы они давали активистам «уйгурского сопротивления»?

Что касается региональных проблем, активизация деятельности этнических сепаратистов в СУАР КНР несёт в себе не только потенциальную угрозу дестабилизации обстановки в районе границы, но и возможность резкого ухудшения двусторонних отношений, причём не только между Китаем и государствами Центральной Азии, но и с мусульманским миром.

Вторая, очень серьезная, хотя в большей степени гипотетическая, проблема связана со сложностью практического разрешения возникшего межэтнического конфликта. Понятно, что, пусть и худого, но всё-таки мира между ханьцами и уйгурами уже не будет. Вполне предсказуемо, что в данном конфликте центральное правительство Китая займёт сторону ханьцев. Следовательно — оно постарается создать условия для «выдавливания» с территории Синьцзяна уйгуров, что может привести к серьёзному обострению ситуации в регионе и неконтролируемому потоку беженцев в государства Центральной Азии.

В-третьих, не исключена перспектива разрастания межэтнического конфликта в СУАР и расширения его географии. Особенно актуальна эта проблема для Казахстана. На территории СУАР КНР проживает 1,5-миллионая казахская этническая общность, которая находится в довольно непростых отношениях с местными уйгурами.

И наконец, события последнего десятилетия демонстрируют процесс смыкания «религиозного экстремизма» с этническим конфликтом и этническим сепаратизмом, в которых всё чаще используется тактика террора. А у терроризма есть такая особенность — переносить конфликт за пределы первоначальной территории, то есть экспортировать его на территории других государств, которые, на первый взгляд, не вовлечены в данный конфликт.

В этом смысле у государств Центральной Азии весьма опасное соседство. Тем более, что идея образования в пределах Синьцзяна независимого уйгурского государства прямо или косвенно одобряется уйгурским населением Центральной Азии (особенно молодёжью), что вызывает достаточно серьёзное беспокойство со стороны Пекина растущим влиянием «уйгурского движения» в регионе.

Такие вот не совсем оптимистичные перспективы. Хотя, надо признать, что все сказанное выше — всего лишь гипотезы. Вряд ли руководство Китая допустит неблагоприятный исход событий. И я полагаю, что в этом вопросе у китайских властей с правительствами государств Центральной Азии будет полное взаимопонимание.

Терроризм в СУАР: неизвестные факты

В январе 2008 года полиция СУАР сообщила, что в автономном районе был уничтожен террористический лагерь, при этом были убиты 18 террористов. По мнению полиции, учебный лагерь принадлежал Исламскому Движению Восточного Туркестана (ИДТВ).

7 марта 2008 года был предотвращён теракт на борту самолета компании China Southern, выполнявшего внутренний рейс из Урумчи в Пекин. В туалете самолета были спрятаны взрывоопасные материалы, которые члены воздушного экипажа обнаружили прямо во время полета. Самолет совершил аварийную посадку в городе Ланьчжоу. Арестована 19-летняя уйгурка с пакистанским паспортом, которую сопровождал мужчина средних лет.

9 марта на заседании делегации депутатов СУАР КНР на сессии ВСНП секретарь партийного комитета СУАР Ван Лэцюань сообщил о разгроме в городе Урумчи группы боевиков, планировавших совершение терактов во время летней Олимпиады в Пекине. По его данным, 27 января в Урумчи полиция застрелила двоих и арестовала 15 террористов.

9 июля было заявлено, что полиция обезвредила группу из 15 уйгуров, «объявивших джихад этническим китайцам». В ходе спецоперации в Урумчи пятеро членов группы были застрелены, ещё двое ранено, а остальные задержаны.

18 июля появилась информация о том, что в Кашгаре с начала года было арестовано 12 террористических групп. Большинство из них принадлежит к ИДТВ. За этот же период в Урумчи была ликвидирована 41 база подготовки боевиков, 82 человека было арестовано.

4 августа в городе Кашгар два террориста направили тяжёлый грузовик на казармы пограничников и полиции и забросали находившихся во дворе военнослужащих гранатами. Затем они пустил в ход ножи. 14 человек были убиты, двое — тяжело ранены. В организации теракта власти подозревают Исламское Движение Восточного Туркестана (ИДТВ). Нападавшие террористы арестованы, один из них получил ранение в ногу.

10 августа в уезде Куча произошла серия взрывов, приведших к гибели 7 террористов и одного охранника. К акции, по заявлению местных чиновников, были причастны 15 человек, устроивших 12 взрывов с помощью самодельных бомб на газе. Бандиты совершили нападения на органы местного правительства, общественной безопасности и торгово-экономические ведомства.

27 августа в районе города Кашгар группа неизвестных напала на отряд полиции, в результате чего два полицейских погибли, ещё пятеро получили ранения различной степени тяжести.

3 января 2009 года было заявлено, что в СУАР в 2008 году были арестованы 1300 человек. В официальном сообщении властей говорилось, что аресты были связаны с необходимостью обеспечить «социальную стабильность» в период проведения летних Олимпийских игр.

От редакции: В продажу вышел 19-й номер общественно-экономического журнала Vox Populi, который выпускается Институтом экономических стратегий два раза в месяц общим тиражом 10 000 экземпляров. Издание можно приобрести в Алматы, Астане, Караганде, Кокшетау, Актобе, Павлодаре, Петропавловске, Усть-Каменогорске, Семее, Уральске, Шымкенте.