В Актобе приговорили к 9 годам колонии юристку, создавшую ОПГ

Скандально известная «светская львица» отправилась за решётку

* «Желаю Вашей дочери такого же, госпожа судья!»

* Система дала сбой

* Со мной должны сидеть и прокуроры

* Язык ее - враг ее

К девяти годам колонии с конфискацией имущества приговорил суд в понедельник, 7 ноября, актюбинскую юристку Ирину ГУРКО.  Её признали виновной в создании и руководстве организованной преступной группой и мошенничестве в особо крупном размере. 

«Желаю Вашей дочери такого же, госпожа судья!»

 Эти слова прокричала Гурко, судье после оглашения приговора.

-  Жизнь бумеранг, вам всё вернётся, - добавила уже осуждённая Гурко, глядя на потерпевших, которых обманула на 60 миллионов тенге.

Её подельники - нотариус Айтуган АКТАНОВ, получивший шесть лет и восемь месяцев колонии, и сожитель Олег ЧЕРЕВАТЫЙ, который сядет на шесть лет, молчали, похоже, раздавленные приговором.

Во время одного из своих выступлений на суде, обращаясь к потерпевшим, Гурко сказала: «То ли ещё будет. Я не вечно сидеть буду, рано или поздно выйду, и вот тогда...».

Гурко - бывший сотрудник Департамента таможенного контроля Актюбинской области. Как сказано в приговоре, «осуществлявшая трудовую деятельность в различных организациях коммерческого профиля, на административных должностях и в качестве юриста, в ходе трудовой деятельности, с учетом полученного образования Гурко приобрела достаточный уровень знаний и практических навыков в области права, процесса и  межличностных коммуникаций».  

Она называла себя светской львицей, хвастаясь связями в высших эшелонах власти. По её словам, о том, что она птица высокого полёта должен был свидетельствовать тот факт, что она парится в одной бане с прокурором города. Кроме того, неплохо изучив человеческую психологию, и обладая даром убеждения, до недавнего времени она легко входила в доверие к кому угодно. 

Схема, по которой неплохо зарабатывала преступная группа, была проста и эффективна.

С 2006 года Гурко давала объявления в  газетах о том, что даёт нуждающимся деньги под 10-20 процентов. Займ  оформлялся у нотариуса Актанова.

Когда наставал момент возврата долга, Гурко, получив свои деньги с процентами, «забывала» отдать должникам их расписку. А через  время подавала иск в суд и взыскивала по ней деньги, которые на самом деле получила.

Некоторые суммы, как сказано в приговоре, мошенница одалживала под залог недвижимости. Тут схема немного менялась. В договоре прописывалось, что если должник не вовремя вернёт деньги, то будет должен сверху в день 1% от занятой суммы. При этом аналогичные договоры займа, не связанные с Гурко, нотариусом Актановым оформлялись с установлением пени в размере 0,1%.

Указанными действиями, отмечено в приговоре, Актанов изначально создавал преференции для Гурко как руководителя ОПГ, выполняя свою часть реализации общего преступного плана. 

Кроме того, при получении займа оговаривалось, что если заёмщик не сможет отдать долг, то Гурко достаётся его недвижимость, выставленная в обеспечение займа. Когда наставал день возврата долга, кредитор начинала... избегать своих должников. Она не отвечала на телефонные звоник, говорила, что её нет в городе, ссылалась на массу срочных и неотложных дел.

При этом она успокаивала должников, что вот-вот с ними встретится, и те смогут отдать ей её деньги с процентами и не будут платить просрочку. Но время шло, а времени у Гурко не находилось. И когда сумма просрочки набегала выше стоимости взятого в залог жилья, аферистка на законных основаниях забирала у своих должников недвижимость. Когда те обращались в суд, Гурко валила с больной головы на здоровую: утверждала, мол, невиноватая я, они сами избегали встреч.

Судьи разводили руками: есть договор, он не исполнен, а значит, выставленное под займ надо отдать. Полученное таким образом имущество Гурко оформляла на своего сожителя Олега Череватого.  

Обведенные вокруг пальца обращались в прокуратуру и полицию, но там состава преступления в действиях Гурко не видели. Она продолжала, говоря сухим языком приговора, «реализовывать свой преступный план», пока однажды...

Система дала сбой

17 января 2012 года Ирина Гурко по объявлению в газете заняла актюбинке 650 тысяч тенге под 10% процентов. Срок займа составлял три месяца. При этом,  хотя Гурко фактически заняла 650, она получила от своего должника расписку на  845 тысяч тенге.

Кроме расписки, как сказано в материалах дела, должник заложил Гурко квартиру, где кроме него и жены проживали трое детей. И именно на оплату их учёбы семья и занимала деньги.

Когда  должник решил рассчитаться с кредиторшей, Гурко по отработанной схеме начала избегать встреч, откладывая их на другие дни, и добилась искусственного повышения суммы займа с процентами до 10 миллионов тенге. 

Когда долг оказался просрочен, Гурко через своего зятя по фамилии МАКИДОН (сейчас объявлен в международный розыск - Д.М.), провела торги по продаже заложенной должником квартиры.

Но торги не состоялись, и тогда Гурко обратилась в городское Управление  юстиции, чтобы перерегистрировать квартиру на себя. В процессе тяжбы ее должнику удалось добиться признания незаконности торгов.

Как сказано в решении суда, должники не знали, что их квартира выставлена на торги. Стоимость квартиры, полученной Гурко, составляла 8 миллионов 806 тысяч тенге, а сумма долга - 780 тысяч. То есть, квартира была заложена по незначительной сумме долга, несоразмерной стоимости квартиры.

Так же выяснилось, что Гурко незаконно установила гигантскую сумму с просрочкой – более 10 миллионов тенге. Хотя в договоре, который был заключен с должником, не были предусмотрены сумма вознаграждения, неустойки и т.д.

Квартиру должникам вернули. Те сразу же написали на кредиторшу заявление в полицию, обвинив её в мошенничестве. И тогда полиция, наконец, возбудила в отношении Гурко уголовное дело за покушение на мошенничество, совершенное с прямым умыслом для завладения правом собственности на недвижимость. 

Услышав об этом, в полицию и прокуратуру с заявлениями потянулись и другие обманутые юристкой люди. Сначала им отказывали в возбуждении уголовных дел, но когда вмешалась Генеральная прокуратура, правды удалось добиться.

Именно генпрокуратура дала указание разобраться с остальными недовольными, и колеса следствия завертелись. Нотариус Актанов сразу же после ареста признался в том, что составлял и удостоверял заведомо невыгодные для заемщиков Гурко договоры займа.

Со мной должны сидеть и прокуроры

Во время своих выступлений в суде Гурко заявила, что с ней рядом должны сидеть и прокуроры. Ведь они долгое время отказывали в возбуждении уголовных дел, признавая её деятельность законной. В числе обманутых ею граждан оказались два человека, которые сами сейчас отбывают срок за мошенничество. Один из них - бывший работник облсуда Кайсар АСКАРОВ.

Его, согласно приговору, Гурко «обула» более чем на 11 миллионов тенге. Чтобы отдать долг Аскарову пришлось даже продать родительский дом. А затем, чтобы дальше «раскидывать» растущие проценты по долгам, Аскаров сам занялся мошенничеством, за что и схлопотал срок.

Как он говорил на следствии, чтобы рассчитаться с долгами перед Гурко, его семья влезла в огромные долги. Из-за нехватки денег и скандалов от него ушла беременная жена.

- Мой ребенок родился в неполной семье, я до сих пор не могу увидеть его, мать заработала букет болезней, от переживаний всего этого, так как у неё кроме меня и моей семьи никого больше нет. Я уволился с работы с позором, с клеймом «мошенник». По долгам, с которыми я не мог уже физически рассчитываться, люди начали обращаться в правоохранительные органы, по которым меня стали таскать. Я испортил свою карьеру, которую начинал в Центральном аппарате Министерства образования, был самым молодым руководителем отдела в областном акимате… - говорил Аскаров.

Язык ее - враг ее

Кстати, в мае прошлого года суд взыскал с Гурко 50 тысяч тенге, за то, что та не уследила за... языком.

В феврале 2015 года юристы отстаивали  интересы клиентов в горсуде. Баталии в зале развернулись нешуточные, страсти кипели, как лава вулкана. И у Гурко в конце заседания не выдержали нервы.

- Тварь, чтоб ты сдохла, хромая тварь, - бросила она в финале процесса оппонентке-инвалиду с заболеванием ног.

Как оказалось, несмотря на то, что судья уже вышла из зала, запись процесса ещё велась. И все обидные слова попали на плёнку.

О чем Гурко не подозревала, а потому с самого начала не признала иск, утверждая, что ничего такого не говорила. Она  уверяла суд, что в «её лексиконе просто нет таких слов». Но после того, как в суде прослушали запись, призналась, что произнесла их, но единственный раз. А потом настаивала, что это мнение, сказанное приватно, когда в зале суда никого не было, а значит, то мнению Гурко, вовсе не обидное. Однако избежать административного ареста за неуважение к суду ей тогда не удалось. Как теперь - колонии.

Фото автора.